Документ Без Имени

Как лог стал подлогом

Мы все время рассматриваем Ганину яму, но ни разу не останавливались на Поросенком логу, месте обнаружения Екатеринбургских останков Подлоги и нестыковки начались с момента вскрытия захоронения.
Так археолог Корякова в дневнике описывает извлечение останков»  Приложение. Описание останков.
Здесь кратко описано положение каждого скелета в могильной яме и указано, какие кости были отнесены к данному скелету в момент изъятия. (Часть костей была собрана и упакована отдельно для последующего лаборатор­ного определения их принадлежности.) Черепа, упомяну­тые как отсутствующие, находились в деревянном ящике.
Анатомические определения костей сделаны П.П. Грицаенко непосредственно во время изъятия останков.

Скелет №1 Находился выше остальных на глубине 77-80 см и лежал вдоль восточной стенки ногами на юг. Череп отсутствовал. Тазовые кости располагались под небольшим углом к позвоночнику, ноги широко раскинуты. Кости правой руки отведены в сторону. При расчистке грудной клетки, несколько ниже ее были обнаружены капельки серого вещества, предположительно ртути. Изъяты: кости левой ноги, а также правых голени и бедра (левая бедренная кость имеет в верхней трети огнестрельное повреждение), кости таза, рёбра, кости позвоночного столба, фрагмент левой лопатки, кости правой руки. (Кости левой руки не обнаружены.) Несколько ниже слева от грудных позвонков найден фрагмент нижней челюсти (без правой ветви) и отдельно лежавший зуб. На молярах челюсти (и слева, и справа) — коронки из серебристого блестящего металла.

Скелет № 2. Лежал вплотную к северной стенке головой на северо-восток, ничком, на глубине 80-97 см. Позвоночник изогнут. В области поясничной части спины и таза сохранились остатки мягких тканей и мумифицированной кожи. Правая нога отведена в сторону, к югу. Костей стоп на месте не оказалось (они должны были находиться как раз там, где проложен кабель). Поверх костей ног найдены фрагменты раздавленного глиняного еосуда коричневого цвета с боковой ручкой. Здесь же при расчистке костей и обломков сосуда обнаружены остатки толстой прогнившей веревки (диаметр — около 10 мм. длина фрагментов — от 5 до 15 см). Изъяты: череп без нижней челюсти с огнестрельным повреждением в области основания, нижняя челюсть (рядом с шейными позвонками), позвонки, лопатки,. ключицьгг плечевые кости, бедренные кости, кости правой голени. [Позднее в мягких тканях были обнаружены пули.]

Скелет № 3. Лежал на южном краю каменного выступа на дне ямы, поперек ее, головой на восток, под скелетами №№ 1 и 4. Череп запрокинут, позвоночник изогнут, таз развернут, нижние конечности — под скелетом № 4 и на черепе скелета № 9. Левая рука откинута, ее кости фиксировались вместе с костями ног скелета № 9. Правая рука — под грудной клеткой. Сохранились остатки мягких тканей в виде твердого вещества белого цвета с розовыми прожилками. Приблизительно на стыке лобной и правой теменной костей черепа — очень правильное круглое отверстие диаметром около 20 мм. Лицевая часть частично разрушена. Изъяты: фрагменты левой и правой половин нижней челюсти (один из правых моляров содержит ме­таллическую пломбу), череп, позвонки, ключицы, лопатки, кости рук (без кистей), таз, крестец, бедренные и больше­берцовые кости, левая малоберцовая.

Скелет № 4. Лежал на глубине 96-105 см вдоль западной стенки, упираясь головой в южную стенку. Череп и грудная клетка повернуты на правый бок. Таз был отделен от позвоночника и находился севернее последнего в развернутом состоянии на костях ног скелета № 7. Правая бедренная кость находилась под тазом. Изъяты: позвонки (с остатками спинного мозга), череп с повреждениями лицевой части (в одном из зубов верхней челюсти справа — пломба), кости рук от лопаток до костей предплечий (у левой плечевой кости отсутствовала верхняя треть), рукоятка грудины, кости таза, ног (отсутствовала левая малоберцовая; кости стоп единичны).

Скелет №    5. Сохранился неполностью, сильно нарушен. Лежал несколько наискосок поперек ямы, ногами на северо-восток, поверх скелета № 7 и частично — № 2. Череп отсутствовал. Кости грудной клетки в беспорядке лежали у западной стенки (т.е. у кабеля), таз развернут и разломан, кости ног — в неполном составе. В области стоп расчищены два фрагмента веревки (такой же, как у скелета № 2; один из фрагментов — узел). В области таза обнаружены остатки мягких тканей [внутри которых позднее была найдена пуля]. Почва в этом месте — черная, обугленная. Изъяты: обломки таза, единичные ребра и позвонки, бедренные кости (в середине левой — поперечный оскольчатый перелом), две кости голени, кости одной стопы. Череп из ящика, отнесенный к этому скелету, имеет сильно поврежденную лицевую часть, на зубах много коронок.

Скелет № 6. Сохранился также неполностью. Лежал параллельно скелетам №№ 5 и 7, поперек ямы, головой на юго-запад, над скелетами №№ 4 и 1. Череп отсутствовал.
Таз с остатками мягких тканей имел относительно хорошую сохранность. Кости ног располагались близко друг к другу, кости голеней лежали под тазом скелета № 1 и около черепа скелета № 7. В области таза, лежавшего недалеко от центра ямы, прослеживалась характерная черная земля. Уровень залегания — 90-95 см. Изъяты: кости голеней, бедренные кости (левая — с остатками мягких тканей), две кости таза, крестец, три поясничных позвонка.

Скелет № 7. Лежал поперек ямы в ее центральной части головой на восток, на глубине 94-100 см под скелетами №№ 1 и 4. Череп упирался в восточную стенку, был отделен от позвоночника и лежал на правом боку. Таз и кости ног располагались под небольшим углом к позвоночнику. В области таза сохранились мягкие ткани. Изъяты: череп без нижней челюсти (отсутствует дуга правой скуловой кости; передних зубов нет; на моляре справа — коронка из серебристого металла, на моляре слева — сложная коронка из металлов желтого и серебристого цветов), лопатки, ключицы, плечевые кости, правые кости предплечья, позвонки, крестец, кости таза, бедренные кости (у правой нет нижней трети), разрозненные кости стопы.

Скелет № 8. Обнаружен ниже других на дне южного углубления (уровень — 112-120 см), лежащим головой на восток вдоль стенки ямы. Сохранился очень плохо: От черепа остались лишь фрагменты свода, нет шейных и грудных позвонков. Именно в этом месте было больше всего черной обугленной земли. Кости ног лежали под грудной клеткой скелета № 9. Изъяты: фрагмент свода черепа, фрагмент нижней челюсти, шесть позвонков, фрагменты крестца и костей газа, левая бедренная кость (без нижней трети), фрагменты правых бедренной и большеберцовой костей, разрозненные кости стоп.

Скелет № 9. Находился также в южном углублении над скелетом № 8 и под скелетами №№ 1 и 4; лежал вдоль стенки головой на запад на глубине 107-120 см. Череп разломан пополам поперек лицевой части. Изъяты: череп, фрагмент левой лопатки, ключицы, фрагмент рукоятки грудины, левая плечевая кость (без одного эпифиза), кости обоих предплечий (без нижних третей), ребра, позвонки, крестец, кости таза, бедренные кости с поперечным переломом примерно посередине, левые кости голени и надколенная чашечка.
Останки в мог поступили  без мягких тканей

Получается после из извлечения кто-то совершил с ними манипуляции в результате которых то, что могло установить точное время захоронения исчезло

Далее Людмила Николаевна Корякова описывает как были найдены два скелета «Кульминацией вечера стала находка ящика, сколоченного из коричневых крашеных досок. Его крышка размерами 25x50 см показалась в участке 3/3 на глубине 40-50 см. По словам Авдонина и Васильева, этот ящик был изготовлен ими после неудачной попытки исследовать черепа, вынутые в 1979 г. Взяли они тогда три черепа, об одном из которых Рябов писал через десять лет в газетах как о черепе Николая Второго. Год спустя они закопали ящик с черепами. [Эта история освещалась в газетах весьма противоречиво. В интервью "Уральскому рабочему” от 5.11.91 Авдонин сказал, что "...обнаружили в яме три черепа, сфотографировали их и положили обратно. Последняя операция заняла всего три часа”. Рябов же еще раньше говорил, что два черепа увозил в Москву на год ("Известия”, 6.08.91). Тогда же Рябов признал, что это было ”...кощунственное и некомпетентное вмешательство в захоронение — только силами дилетантов”. Сначала мы не знали истинных масштабов разрушения — они замалчивались, и нам оставалось только недоумевать: почему контуры могильной ямы столь неестественны и нечетки, почему костные останки так сильно смещены по отношению друг к другу? Лишь спустя много времени из телеинтервью Рябова стало известно, что в 1979 г. дело не ограничилось отделением черепов от посткраниальных скелетов — уже тогда захоронение было раскопано почти полностью: то вскрытие обнажило восемь скелетов из девяти. Но летом 1991 г. мы сохраняли иллюзию, что первоначальное вскрытие было локальным.]

В ящике было пять полиэтиленовых пакетов и медная икона, изображающая распятого Христа. На обратной стороне иконы — надписи: ”Взято 01.06.79. Возвращено 07.07.80” и "Претерпевший до конца спасется” (это — слегка искаженный ст. 13 из гл. 24 Евангелия от Матфея). В пакетах находились отдельные кости (крестец, позвонки, ребро и др.), стеклянная ампула с человеческими волосами, флакон из-под пенициллина с мелкими кусочками тканей человека, а также три черепа. На тазовой кости были заметны следы разруба. Один из черепов принадлежал очень молодому человеку, так как черепные швы не заросли (все это бегло, на месте, определял В.С. Громов); лицевая часть и основание черепа были сломаны. Лицевые части других черепов также были повреждены. На левой теменной кости одного из них — круглое отверстие диаметром около 8 мм, похожее на след пулевого ранения. На коренных зубах левой стороны нижней челюсти третьего черепа был несъемный мостовидный протез из желтого металла.
Находка ящика и осмотр его содержимого взбудоражили людей. В раскопе оказалась целая толпа, вскрытая поверхность была совершенно истоптана, наши протесты при этом игнорировались. Мы ушли в палатку, вслед за нами туда пришел и Громов.»
Череп якобы Николая II был принесен на экспертизу к  Абрамову.С С. Сергей Сергеевич на фотографии черепа №2 увидел след от удара саблей на самом черепа он это не обнаружил. Противоречие объяснить мне  мог.


Разбирая материалы  в отношении Поросенкогова лога у меня возник вопрос на основании каких документов появилось это место. Ведь по записке 1920 написанного в 1958 году сыном  Юровского  не возможно установить  место захоронения.
И вот в Российском государственном архиве социально-политической  истории ( HUFCGB) бывшем Центральном партийном архиве ЦК  КПСС  я обнаружил любопытный документ под длинным названием «Справка ЦПА ИМЛ при ЦК КПСС «О расстреле Николая II и его семьи». Приложения: протокол заседания Совнаркома РСФСР № 159 пункт 3 - сообщение Я.М. Свердлова о казни бывшего царя Николая II по приговору Екатеринбургского Совета и об утверждении этого приговора Президиумом ВЦИК; схема захоронения Николая II и его семьи; запись воспоминаний Я.М. Юровского о расстреле Романовых, сделанная М.Н. Покровским; письмо заведующего Партархивом Свердловского обкома КПСС  Грязнова заместителю заведующего ЦПА ИМЛ при ЦК КПСС Р.А. Лаврову о подтверждении участия М.А. Медведева в расстреле Николая II и его семьи.» РГАСПИ. Ф. 588. Оп. 3. Д. 2. Л. 2-21.
время написания  документа май 1964 . до снятия Никити Хрущева еще три месяца В документе сделан анализ архивных документов  об обстоятельствах гибели царской семьи  приводиться ссылка на статью Покровскго об обстоятельствах гибели царской семьи, которая при перепечатке с легкой руки стало запиской Юровского

 На чем же основана данная справка? Это вышедшая в 1926 году книга Павла быков , отчетов Юровского и других материалов
Любопытным  выгляди место захоронения. Изучив схему видно  это деревня Коптяки  и открытая шахта на Ганиной Ямы ( источник материалы Соколова)

Вадим Винер
Центр Судьба Династии»